Адвокатське бюро Марка Бєлкіна «Еталон»
img016

Written on 03.07.2016   By   in Публікації

Как защитить акционеров должника? Проблемы защиты прав учредителей (акционеров) в процедуре банкротства хозяйственного общества в законодательстве Украины и России

Марк БЕЛКИН

Специально для «Юридической практики»

Правовые отношения, складывающиеся при банкротстве хозяйственного общества, несомненно, влияют на права и обязанности учредителей (участников) хозяйственного общества — должника. В связи с этим последние всегда заинтересованы в исходе дела о банкротстве должника. В частности, вследствие процедуры банкротства учредители (участники) хозяйственного общества — должника могут полностью или частично лишиться своего имущества в виде акционерного капитала. Недобросовестное проведение процедур банкротства, в условиях отсутствия контроля со стороны учредителей (участников) хозяйственного общества — должника, может использоваться для перераспределения имущества должника в пользу отдельных акционеров и/или кредиторов.

Как отмечает российский юрист Емелькина Н.А. (Емелькина Н.А. Защита прав учредителей (участников) должника в деле о несостоятельности (банкротстве). — СПб.: Изд. «Юридический центр Пресс», 2006), в отношениях несостоятельности (банкротства) сталкиваются интересы учредителей (участников) и кредиторов, учредителей (участников) и руководителя (менеджмента) юридического лица, учредителей (участников) — владельцев крупных пакетов акций, паев (до¬лей) и мелких учредителей (участников), например, миноритарных акционеров. Поэтому защита прав учредителей (участников) должника в отношениях несостоятельности (банкротства) вызвана как защитой публичных государственных интересов, так и частных интересов юридических и физических лиц, в том числе с целью недопущения злоупотребления правом крупных учредителей (участников) должника, органов управления должника, что в свою очередь влияет на привлекательность инвестиций и стабильность гражданского оборота.

Анализируя развитие российского законодательства о банкротстве, она подчеркивает, что одним из наиболее важных позитивных моментов в принятии Федерального Закона Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года (Федеральный Закон) является предоставление определенных гарантий учредителям (участникам) хозяйственного общества — должника, о которых ранее законодатель долгое время «забывал». Ссылаясь на аналитическую записку о законопроекте «О несостоятельности (банкротстве)», внесенном правительством РФ, принятом Госдумой в первом чтении, г-жа Емелькина указывает, что наиболее актуальной проблемой применения законодательства о банкротстве является нарушение прав учредителей должника — отсутствие у них возможности провести оздоровление под контролем кредиторов при уже возбужденном деле о банкротстве, вывод активов должника в интересах определенного круга кредиторов в процедурах внешнего управления и конкурсного производства.

Определенную защиту прав учредителей (участников) хозяйственного общества — должника в процедуре банкротства российский законодатель обеспечил тем, что, согласно статье 35 Федерального Закона в редакции от 26 октября 2002 года, предоставил представителю учредителей (участников) должника право участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве наряду с представителем работников должника, представителем собственника имущества должника — унитарного предприятия, представителем собрания кредиторов или комитета кредиторов.

Украинское же законодательство, предоставляя трем последним категориям лиц право участвовать в деле о банкротстве, возможность участия в деле о банкротстве представителя учредителей (участников) должника до последнего времени прямо не предусматривало. Ситуация несколько изменилась с принятием Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно уполномоченного лица хозяйственного общества в процедурах банкротства» от 17 ноября 2005 года (Закон о внесении изменений). Этим Законом в Закон Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» введено понятие «уполномоченное лицо акционеров или участников обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью». В статью 1 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» подпунктом 2 пункта 2 Закона о внесении изменений введено определение понятия «уполномоченное лицо акционеров, участников общества с ограниченной или дополнительной ответственностью», а именно: лицо, уполномоченное общим собранием акционеров или участников общества с ограниченной или дополнительной ответственностью, которые владеют более чем половиной уставного капитала общества, представлять их интересы во время проведения процедур банкротства этого общества с правом совещательного голоса.

В Закон Украины «О хозяйственных обществах» пунктом 1 Закона о внесении изменений введена норма, в соответствии с которой избрание такого уполномоченного лица отнесено к исключительной компетенции собрания. Следует отметить, что, в соответствии с пунктом 1 Заключительных положений Закона о внесении изменений, он вступает в силу спустя год со дня его публикации, а в соответствии с пунктом 2 Заключительных положений нормы этого Закона не применяются к акционерным обществам, относительно которых на дату вступления в силу этого Закона открыто производство по делу о банкротстве. Указанный Закон впервые опубликован в газете «Урядовый курьер» № 237 от 13 декабря 2005 года. Таким образом, указанные положения относительно уполномоченных лиц акционеров или участников обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью не распространяются на хозяйственные общества, относительно которых производство по делу о банкротстве открыто до 13 декабря 2006 года.

Если же сравнить отмеченные выше новации Закона о внесении изменений и нормы Федерального Закона в редакции от 26 октября 2002 года относительно прав уполномоченных лиц акционеров или участников обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью (представителей учредителей (участников) должника), то необходимо отметить следующее.

Для реализации своих прав Федеральный Закон предоставляет представителю учредителей (участников) должника определенные полномочия. Так, указанные лица наделены полномочиями по обращению в арбитражный суд, рассмат¬ривающий дело о банкротстве, предъявлению заявления о признании недействительными решений собрания кредиторов (пункт 4 статьи 15), представлению арбитражному суду возражений относительно требований кредиторов (пункт 2 статьи 71, пункт 3 статьи 100), заявлению ходатайств первому собранию кредиторов и арбитражному суду о введении в отношении должника процедуры финансового оздоровления (статья 77), обжалованию решений суда. Последнее особенно важно, так как позволяет непосредственно защитить права и интересы учредителей (участников) должника в условиях принятия судами низших инстанций неправосудных решений. Однако даже все эти указанные права и полномочия многие российские правоведы и юристы-практики считают недостаточными для защиты интересов учредителей (участников) должника в процедурах банкротства.

В Законе о внесении изменений права уполномоченных лиц акционеров или участников обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью более ограничены. Прямо предусмотрено лишь право принимать участие с правом совещательного голоса в собраниях кредиторов и быть включенным в состав ликвидационной комиссии. Возможность выдвинуть возражения относительно требований кредиторов и право обжалования решений суда прямо не предусмотрены, хотя судебная практика может последнее право признать по аналогии с правом арбитражного управляющего. Кроме того, как отмечено выше, всеми этими правами не могут воспользоваться акционеры (участники) хозяйственных обществ, относительно которых производство по делу о банкротстве открыто до 13 декабря 2006 года. Наконец, непонятно, как защищать свои права меньшинству участников (акционеров), если собрание в результате негативного голосования крупных акционеров не примет решение о назначении уполномоченного лица.

Таким образом, проблема четких гарантий защиты права и интересов учредителей (участников) должника в процедурах банкротства остается актуальной как для учредителей (участников) тех хозяйственных обществ, относительно которых производство по делу о банкротстве открыто до 13 декабря 2006 года и продолжается без учета норм Закона о внесении изменений, так и для учредителей (участников) тех хозяйственных обществ, собрание которых не приняло решения о назначении уполномоченного лица, а меньшинство акционеров не соглашаются с такой позицией или с позицией уполномоченного лица даже при его наличии и с осуществлением процедуры банкротства. Последнее особенно актуально в условиях отмеченного выше конфликта между крупными и мелкими акционерами акционерных обществ. Потому в дальнейшем проблему защиты прав участников (акционеров) в процедуре банкротства хозяйственного общества рассмотрим в условиях правового регулирования, которое имело место до 13 декабря 2006 года.

Согласно статье 1 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» в редакции до 13 декабря 2006 года, участниками производства по делу о банкротстве могут быть, в частности, собственник имущества (орган, уполномоченный управлять имуществом) должника, а также Фонд государственного имущества Украины (ФГИУ). Фраза «собственник имущества должника» достаточно неудачна, если анализировать ее связь с другими нормами законодательства Украины.

Согласно статье 12 Закона Украины «О хозяйственных обществах», общество является собственником имущества, переданного ему учредителями и участниками в собственность; продукции, изготовленной обществом в результате хозяйственной деятельности; полученных доходов; другого имущества, приобретенного на основаниях, не запрещенных законом. Согласно статье 4 Закона Украины «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности на Украине», каждое предприятие рассматривается как юридическое лицо, отделенное от его собственников, в связи с чем личное имущество и обязательства собственников не должны отображаться в финансовой отчетности предприятия.

Таким образом, в случае процедуры банкротства хозяйственного общества именно оно, то есть должник, и является собственником своего имущества, а учредители, акционеры, участники общества являются только собственниками корпоративных прав, эмитированных обществом. Но должник является отдельной стороной в деле о банкротстве. Таким образом, правомерно допустить, что, используя понятие «собственник имущества должника», законодатель имел в виду именно собственников корпоративных прав. Это предположение подтверждается также анализом системной связи данной нормы статьи 1 Закона Украины «О вос¬становлении платежеспособности должника или признании его банкротом» с другими его нормами.

Так, согласно части 9 статьи 17 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», собственник имущества должника (орган управления имуществом должника) не может ограничивать полномочия управляющего санацией относительно распоряжения имуществом должника. Поскольку именно управляющий санацией действует от имени должника, то «собственник имущества должника» не может в данном контексте рассматриваться как должник, а является именно собственником корпоративных прав должника.

Противоречивость в данном вопросе вызывает определенные проблемы у собственников корпоративных прав должника, которые не согласны с решениями, принятыми в процедуре банкротства, и считают эти решения нарушающими права таких собственников, а также приводит к неоднозначной судебной практике.

Обычным является то, что ни владельцы корпоративных прав должника, ни их представители непосредственно не допус¬каются к участию в деле, особенно если они являются негосударственными структурами. Проблематичным является и кассационное обжалование собственником корпоративных прав должника судебных решений по делу о банкротстве на основании статьи 107 Хозяйственного процессуального кодекса Украины (ХПК).

Следует при этом отметить, что Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) признавал возможным кассационное обжалование собственниками корпоративных прав должника (акционерами) судебных решений по делу о банкротстве именно на основании статьи 107 ХПК. Так, в постановлении ВХСУ от 6 мая 2005 года по делу № Б15/29/56/04 (официальный сайт ВХСУ www.arbitr.gov.ua) отмечено, что лицо, подавшее кассационную жалобу, а именно — ООО «НФК «Поликом», является акционером ОАО «Днепрополимермаш», то есть имеет корпоративные права в уставном фонде должника.

Следовательно, ООО «НФК «Поликом» не является стороной в деле о банкротстве ОАО «Днепрополимермаш», но является участником производства по этому делу. Потому обжалуемое судебное решение касается прав и обязанностей ООО «НФК «Поликом» относительно должника. В связи с этим доводы должника и кредиторов по делу относительно отсутствия у ООО «НФК «Поликом» права на подачу кассационной жалобы на обжалуемое постановление не согласовываются с предписаниями статьи 107 ХПК, в соответствии с которыми кассационную жалобу имеют право подать не только стороны по делу, но и лица, которые не были привлечены к участию в деле, если судебное решение касается их прав и обязанностей. Таким образом, ВХСУ признал, что статья 1 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» предоставляет право собственнику корпоративных прав должника обжаловать судебное решение по делу о банкротстве на основании статьи 107 ХПК.

В другом постановлении ВХСУ — от 19 октября 2005 года по делу № 9/207 (официальный сайт ВХСУ www.arbitr.gov.ua) — отмечено, что, согласно статье 1 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», участником производства по делу о банкротстве является, в частности, собственник имущества (орган, уполномоченный управлять имуществом) должника. В соответствии со статьей 13 Закона Украины «О собственности» акции и другие ценные бумаги являются объектами права частной собственности. В силу статьи 5 Закона Украины «О ценных бумагах и фондовой бирже» собственник акций имеет право на часть прибыли акционерного общества (дивиденды), на участие в управлении обществом (кроме собственников привилегированных акций), а также другие права, предусмотренные этим Законом, другими законодательными актами Украины и уставом акционерного общества. Исходя из анализа положений действующего законодательства Украины, акционер является совладельцем имущества должника, соответственно, участником дела о банкротстве.

Вследствие признания должника банкротом ограничиваются права акционеров, в частности, на участие в управлении обществом в связи с тем, что полномочия органов управления банкрота относительно управления им и распоряжения его имуществом прекращаются. Также ограничивается право на получение части прибыли предприятия, поскольку предпринимательская деятельность банкрота завершается. Учитывая изложенное, коллегия судей считает, что акционеры должника имеют право на подачу кассационной жалобы на постановление о признании должника банкротом и открытии ликвидационной процедуры, поскольку такое судебное решение существенно влияет на их права и законные интересы.

Но, к сожалению, указанные постановления ВХСУ отменены Верховным Судом Украины (ВСУ). Так, постановление ВХСУ от 19 октября 2005 года по делу № 9/207 отменено постановлением ВСУ от 17 января 2006 года ¬(Господарське судочинство в Україні: Судова практика. Застосування законодавства про банкрутство / Упоряд. Поляков Б.М.; Відп. ред. Москаленко В.С. — Вип. 2. — К.: Праксіс, 2006. — С. 164—167), а постановление ВХСУ от 6 мая 2005 года по делу № Б15/29/56/04 отменено постановлением ВСУ от 23 августа 2005 года (Практика розгляду справ про банкрутство / Упоряд. Поляков Б.М. — К.: Юридична практика, 2006. — С. 16—19). В последнем постановлении ВСУ соответствующие обоснования, которые, по его мнению, препятствуют непосредственной защите прав акционеров, изложены наиболее полно. В частности, ВСУ обратил внимание на то, что, согласно статье 1 ХПК, право на обращение в хозяйственный суд имеют предприятия и организации, которые обращаются за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов.

В соответствии с пунктом 2 решения Конституционного Суда Украины от 1 декабря 2004 года № 18-рп/2004 по делу № 1-10/2004 по конституционному представлению 50 народных депутатов Украины относительно официального толкования отдельных положений части 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Украины (дело об охраняемом законом интересе) акционер может защищать свои непосредственные права или охраняемые законом интересы путем обращения в суд в случае их нарушения, оспаривания или непризнания самим акционерным обществом, участником которого он является, органами или другими акционерами этого общества; порядок судебной защиты нарушенных кем-либо, в том числе третьими лицами, прав или охраняемых законом интересов акционерного общества, которые не могут считаться тождественными простой совокупности индивидуальных охраняемых законом интересов его акционеров, определяется законом.

Согласно статье 1 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», участниками производства по делу о банкротстве являются стороны (кредиторы и должник), арбитражный управляющий (распорядитель имущества, управляющий санацией, ликвидатор), собственник имущества (орган, уполномоченный управлять имуществом должника), а также в случаях, предусмотренных этим Законом, другие лица, принимающие участие в производстве по делу о банкротстве, ФГИУ, государственный орган по вопросам банкротства, представитель органа местного самоуправления, представитель работников должника.

Акционеры хозяйственного общества могут быть участниками дела о банкротстве, если они будут иметь статус любого из указанных лиц.

ООО «НФК «Поликом» в понимании Закона Украины «О хозяйственных обществах» является лишь собственником час¬ти корпоративных прав, а не собственником имущества должника. Таким образом, ООО «НФК «Поликом» не имеет отношения ни к одной из перечисленных в статье 1 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» категорий лиц, являющихся участниками производства по делу о банкротстве, следовательно, ВХСУ возбудил и осуществил производство по этому делу по кассационной жалобе лица, не имевшего права ее подавать. При таких ¬обстоятельствах обжалованные постановления ВХСУ подлежат отмене.

Сопоставление аргументов ВХСУ и ВСУ, по моему мнению, свидетельствует о том, что ВХСУ более тщательно относится к защите прав участников (акционеров) должника. Потому судебная практика ВХСУ мне ближе. Полагаю, что описанная судебная практика ВСУ подлежит обоснованному пересмотру в связи со вступлением в силу с 2006 года Закона Украины «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» от 23 февраля 2006 года. Согласно части 1 статьи 17 этого Закона, суды Украины применяют при рассмотрении дел Конвенцию о защите прав человека и основоположных свобод 1950 года и практику Европейского суда по правам человека как источник права. Согласно статье 1 «Защита права собственности» Протокола № 1 к Конвенции, каждое физическое или юридическое лицо имеет право мирно владеть своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе, чем в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом или общими принципами международного права.

Показательным в этом смысле является решение Европейского суда по правам человека от 25 июля 2002 года по делу «Совтрансавто Холдинг против Украины» («Юридическая практика» № 32—34, 2002). В пункте 90 этого решения Суд напоминает, что, в соответствии со своей прецедентной практикой, статья 1 Протокола № 1 к Конвенции содержит три различные нормы: первая, которая закреплена в первой фразе первого абзаца и носит общий характер, устанавливает принцип уважения к праву собственности; вторая, которая содержится во второй фразе того же абзаца, касается лишения собствен¬ности и устанавливает некоторые условия, при которых оно возможно; что касается третьей нормы, содержащейся во втором абзаце, то она, в частности, признает за государствами возможность регламентации пользования имуществом в соответствии с общим интересом. Эти правила не лишены связи между собой. Второе и третье правило являются частными случаями вторжения в право собственности, соответственно, они должны толковаться в свете принципа, закрепленного в первом правиле (решение по делу «Бейелер против Италии», § 98).

В пункте 91 указанного решения Суд отмечает, что в своем решении о приемлемости он уже пришел к выводу о том, что принадлежавшие заявителю акции, несомненно, имели экономическую ценность и являются «имуществом» в смысле статьи 1 Протокола № 1. Учитывая то, что правительство не оспаривает тезис, в соответствии с которым заявитель являлся владельцем спорных акций, Суд констатирует, что статья 1 Протокола № 1 применима в данном случае.

В пункте 92 указанного решения Суд отмечает, что он должен также определить, какое положение статьи 1 Протокола № 1 применимо в данном случае. В этой связи Суд напоминает, что «акция предприятия является комплексной вещью. Она подтверждает, что ее держатель владеет частью уставного капитала предприятия и имеет определенные права. Речь идет не только о праве опосредованного контроля над активами, но также и о других правах, которыми может обладать держатель акции, в частности, о праве голоса и о праве влиять на деятельность предприятия» (№ 11189/84, «Общество S. и Т. против Швеции», решение от 11 декабря 1986 года, решения и отчеты (D.R.) 50, р. 158).

Что касается права, гарантированного статьей 1 Протокола № 1, такие позитивные обязательства могут потребовать осуществления определенных необходимых мер, направленных на защиту права собственности (см. с соответствующими изменениями, решение по делу «Лопес Остра против Испании» от 9 декабря 1994 года, серия A № 303-C, § 55) даже в случаях, когда речь идет о споре между физическими или юридическими лицами. В частности, это означает для государства обязательство разработать такую судебную процедуру, которая была бы снабжена всеми необходимыми процессуальными гарантиями и позволяла бы национальным судам эффективно и справедливо рас¬сматривать любой спор, возникающий между частными лицами.

В этом смысле следует отметить, что национальное законодательство Украины считает нарушением интересов акционеров обесценивание его акций в результате определенных действий общества. Эта правовая позиция отображена, в частности, в пункте «є» статьи 40 Закона Украины «О хозяйственных обществах», где изменения уставного фонда связываются с наличием убытков. Таким образом, обесценивание или полная потеря акционерного капитала, на что обращается внимание в пункте «є» статьи 40 Закона Украины «О хозяйственных обществах» и в пункте 92 решения Европейского суда по правам человека от 25 июля 2002 года по делу «Совтрансавто Холдинг против Украины», влияет на права собственников корпоративных прав и создает основания, в частности, для обращения таких собственников с кассационной жалобой в соответствии со статьей 107 ХПК. Особенно это актуально в процессе ликвидации хозяйственного общества, когда речь идет о полной потере акционерного капитала.

Следует отметить, что украинские суды становятся менее принципиальными в отношении обращений акционеров с кассационными жалобами в процедурах банкротства, если таким акционером является государство (государственный орган). Так, ВХСУ принял к производству и постановлением от 22 июня 2005 года удовлетворил частично кассационную жалобу Министерства транспорта и связи Украины и удовлетворил кассационное представление заместителя Генерального прокурора Украины в интересах государства в лице Министерства транспорта и связи Украины по делу № 10/317, которое рассматривается Хозяйственным судом Полтавской области (Практика розгляду справ про банкрутство / Упоряд. Поляков Б.М. — К.: Юридична практика, 2006. — С. 20—22). Об отмене этого постановления ВСУ мне неизвестно.

В данном деле осуществляется производство о банкротстве открытого акционерного общества, созданного по приказу Министерства транспорта и связи Украины путем преобразования одноименного государственного предприятия в порядке, предусмотренном Указом Президента Украины «О корпоратизации предприятий» № 210/93 от 15 июня 1993 года. Согласно пункту 2 этого Указа, учредителями открытых акционерных обществ, создаваемых в соответствии с этим Указом на базе общегосударственной собственности, со стороны государства являются органы, уполномоченные управлять этим имуществом: центральные органы государственной исполнительной власти, другие подведомственные Кабинету Министров Украины органы и областные государственные администрации.

В соответствии с пунктом 15 Положения о порядке корпоратизации предприятий, утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины № 508 от 5 июля 1993 года, с момента государственной регистрации открытого акционерного общества активы и пассивы предприятия, структурного подразделения (единицы) переходят к открытому акционерному обществу. Акционерное общество становится правопреемником прав и обязанностей корпоратизированного предприятия. Таким образом, после регистрации в указанном порядке открытого акционерного общества орган, который до этого был уполномочен управлять имуществом соответствующего государственного предприятия, приобретает статус обычного акционера (учредителя), участие которого по делу о банкротстве прямо не предусмотрено.

Этот вывод подтверждается, в частности, положениями Типового устава открытого акционерного общества, созданного путем корпоратизации государственного предприятия, утвержденного приказом № 55 от 31 августа 1993 года Министерства экономики Украины, ФГИУ, Министерства юстиции Украины, зарегистрированным в Министерстве юстиции Украины 22 декабря 1994 года под № 312/522. Согласно пункту 3.5 Типового устава, общество является собственником имущества, переданного ему учредителем и участниками в собственность; продукции, изготовленной обществом в результате хозяйственной деятельности; полученных доходов; другого имущества, приобретенного на основаниях, не запрещенных законом.

Таким образом, имущественные отношения в таком обществе отвечают установленным статьей 12 Закона Украины «О хозяйственных обществах» и ничем не отличаются от отношений в обычном акционерном обществе. Согласно пункту 8.3.1 Типового устава, в период до проведения первого общего собрания акционеров, которое созывается после принятия решения о приватизации имущества общества, наблюдательный совет является органом общества, осуществляющим с целью защиты интересов государства и акционеров контроль за деятельностью правления общества. Порядок его избрания, деятельности и вопросы, отнесенные к его компетенции, определяются в соответствии с Положением о наблюдательном совете, утвержденным постановлением Кабинета Министров Украины № 556 от 19 июля 1993 года, и пунктом 8.3.2—8.3.10 этого устава. В частности, в состав наблюдательного совета входят: представители учредителя, банка, трудового коллектива, органа приватизации. Таким образом, государственный орган — учредитель теряет статус распорядителя имущества, а наблюдательный совет, который в известной мере получает этот статус, не является государственным органом, но является органом общества. То есть к государственному акционеру (кроме ФГИУ) должны применяться те же подходы, что и к негосударственному. Иначе это противоречит статье 13 Конституции Украины, в соответствии с которой все субъекты права собственности равны перед законом.

В смысле последнего замечания недопустимым является особый статус ФГИУ как акционера, поскольку это также противоречит указанной норме статьи 13 Конституции Украины, поскольку ФГИУ в процедуре банкротства может оградить свои права как акционера, а частный акционер — нет.

Что касается решения Конституцион¬ного Суда Украины № 18-рп/2004 от 1 де¬кабря 2004 года по делу № 1-10/2004, то здесь хотелось бы обратить внимание на ту часть пункта 2 этого решения, в соответствии с которой акционер может защищать свои непосредственные права или охраняемые законом интересы путем обращения в суд в случае их нарушения, оспаривания или непризнания самим акционерным обществом, участником которого он является, органами или другими акционерами этого общества.

То есть, во-первых, когда общество подает заявление о возбуждении дела о собственном банкротстве при отсутствии признаков банкротства, то участник (акционер) может рассматривать это как нарушение своих интересов самим акционерным обществом, заключающееся в лишении акционера акционерного капитала. Во-вторых, когда общество-должник признает претензии кредитора, противоречащие законодательству, то участник (акционер) может рассмат¬ривать это как нарушение своих интересов самим акционерным обществом, заключающееся в обесценивании или лишении акционера акционерного капитала. Таким образом, участие участника (акционера) в деле о банкротстве не противоречит пункту 2 решения Конституционного Суда Украины № 18-рп/2004 от 1 декабря 2004 года по делу № 1-10/2004, особенно в определенных случаях.

Таким образом, анализ норм законодательства России, судебной практики Европейского суда по правам человека, норм Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» в системной связи с другими нормами украинского законодательства и с судебной практикой свидетельствует о том, что права участников хозяйственных обществ в процедуре банкротства требуют судебной защиты, а законодательство Украины не исключает возможности такой судебной защиты непосредственно таким участником.